Хотят ли россияне подвергать осуждению сограждан, выступающих против войны в Украине? Данные онлайн-эксперимента

Согласно исследованиям, большинство людей в России поддерживают военные действия своей страны в Украине. Но что думают те, кто поддерживает войну, о тех, кто выступает против нее? Используя онлайн-эксперимент, Филипп Чапковский и Алексей Захаров показали, насколько простые россияне готовы подвергать осуждению сограждан за их антивоенные взгляды.

 

ОБЩЕСТВО / Мнение
|

СВО, которую Россия ведет в Украине, не только принесла огромные человеческие страдания, но и углубляет политические разногласия в российском обществе. Большинство россиян в той или иной степени поддерживают войну, а значительное меньшинство выступает против нее. Однако истинный размер каждой группы трудно установить, не в последнюю очередь потому, что государство накладывает на противников войны санкции в виде огромных штрафов и тюремного заключения сроком до 15 лет.

Учитывая этот контекст, неудивительно, что многие из тех, кто выступает против войны, неохотно говорят об этом. В некоторых предыдущих статьях EUROPP уже обсуждался этот вопрос фальсификации предпочтений и даже приводились его приблизительные оценки. Однако очевидным является то, что появляется все больше свидетельств растущей враждебности между теми, кто поддерживает войну, и теми, кто выступает против нее, иногда даже внутри отдельных семей.

Поскольку правительство на их стороне, сторонники войны имеют асимметричный баланс сил по отношению к тем, кто выступает против войны. Слухи о том, что сторонники правительства активно участвуют в выявлении диссидентов, известны: от учеников, доносящих на своих учителей, до людей, сообщающих полиции о "подозрительных соседях", и матерей, доносящих на своих дочерей в полицию. В то же время были случаи враждебности в противоположном направлении, например, вандализм, направленный против автомобилей с провоенной символикой.

Все эти инциденты являются признаками так называемой "аффективной поляризации" - феномена недоверия, остракизма и дискриминации обычных людей по отношению к тем, кто придерживается противоположных взглядов на политические вопросы. Аффективная поляризация становится все более важной характеристикой политики в нескольких демократических странах, особенно в США.

В авторитарном контексте аффективная поляризация может способствовать устойчивости авторитарного режима, поскольку она оставляет мало места для укрытия диссидентов. Она позволяет усилить вертикальную власть авторитарных режимов за счет стабильности горизонтального контроля. Предыдущие исследования зафиксировали этот эффект в европейских фашистских режимах и в Китае, среди прочих государств. Но в какой степени простые россияне готовы подвергать наказанию сограждан за их несогласие с войной в Украине?

Онлайн-эксперимент

Чтобы ответить на этот вопрос, мы провели онлайн-эксперимент на краудсорсинговой платформе Toloka. Мы привлекли 2 000 россиян для участия в вариации простой игры "диктатор", которая широко используется в качестве инструмента для измерения аффективной поляризации. В этой игре люди были разделены на пары, и каждому человеку в паре отводилась роль либо "диктатора", либо "получателя". Диктаторам изначально назначался бонус за участие в игре в размере $1,00, а получателям - $0,50. Затем диктаторам было предложено решить, вознаградить ли получателя, перечислив ему часть своей премии, или оштрафовать его, взяв до 50 центов из его ассигнований и добавив их к своим.

Когда мы проводили этот эксперимент, мы отобрали 1000 диктаторов из числа людей, поддерживающих войну, и сопоставили их с 500 сторонниками войны и 500 противниками войны. Затем диктаторы определяли позицию своих партнеров относительно войны и принимали решение о вознаграждении или штрафе. На рисунке 1 ниже показан переведенный пример экрана инструкций, показанного диктаторам, когда их просили принять решение.

 

Рисунок 1: Экран принятия решения, показанный "диктаторам" во время эксперимента (антивоенный реципиент)

Мы понимаем, что такой способ измерения поляризации может ввести в заблуждение. В реальной жизни люди обычно избегают раскрывать свои взгляды либо незнакомым людям, либо друзьям, чтобы избежать конфликта. Более того, люди сами могут избегать узнавать эту информацию о своих коллегах. Чтобы получить более полную картину, диктаторам был предложен один из трех сценариев: сценарий "принудительного раскрытия", сценарий "получатель раскрывает" и сценарий "диктатор раскрывает".

В сценарии "принудительного раскрытия" диктаторам либо показывали позицию их партнера, либо сообщали, что компьютер случайным образом решил не показывать им эту информацию. В сценарии "получатель раскрывает" диктаторы видели позицию своего партнера, только если получатель решал раскрыть ее. Наконец, в сценарии "диктатор раскрывает" диктаторы могли сами решать, хотят ли они видеть мнение своего партнера или нет.

Результаты

Во всех трех сценариях диктаторы существенно наказывали тех, кто поддерживал войну. В среднем разрыв между получателями, поддерживающими и не поддерживающими войну, составил около 15 центов: диктаторы, наблюдавшие за тем, что им подбирали партнеров, поддерживающих войну, посылали им в среднем около 2 центов, в то время как у получателей, не поддерживающих войну, они забирали около 13 центов, как показано на рисунке 2 ниже.

 

Рисунок 2: Разница в переводах диктаторов получателям, поддерживающим и не поддерживающим войну

Этот разрыв увеличивался с ростом интенсивности поддержки диктаторами войны. В среднем, у тех диктаторов, которые "полностью", а не "в некоторой степени" поддерживали войну, разрыв в трансфертах составлял около 20 центов (вычет около 15 центов для получателей, выступающих против войны, и перевод около 5 центов для получателей, выступающих за войну). Все представленные здесь различия статистически значимы.

Мы также сравнили средние перечисления антивоенным и провоенным реципиентам с перечислениями реципиентам, чьи позиции были скрыты от диктаторов. Те диктаторы, которым сообщили, что они не могут узнать позицию своего получателя (либо потому, что получатель скрыл эту информацию, либо потому, что информация была изъята компьютером), наказывали их почти в той же степени, что и подтвержденных антивоенных получателей, как показано на рисунке 3 ниже.

  

Рисунок 3: Разница в переводах диктаторов провоенным, антивоенным и "неизвестным" получателям

Готовность наказывать получателей, чья позиция в отношении войны была неизвестна, можно объяснить убеждениями о тех, кто скрывает свои взгляды. Мы задали диктаторам, чьи получатели могли скрыть свою позицию, дополнительный вопрос, чтобы измерить этот эффект. Диктаторов попросили оценить, сколько провоенных и антивоенных получателей будут готовы раскрыть свое мнение. В среднем диктаторы считали, что 64% получателей, выступающих за войну, раскроют свое мнение, в то время как они считали, что только 43% получателей, выступающих против войны, сделают это, как показано на рисунке 4 ниже.

Рисунок 4: Оценки диктаторов относительно того, сколько получателей про- и антивоенных сообщений раскроют свое мнение о войне

Диктаторам было интересно узнать мнение получателя о войне. В одном из наших сценариев диктаторы могли выбирать, наблюдать ли за ответом реципиента. В нашем исследовании только 16% диктаторов отказались от возможности узнать о взглядах партнера - это значительно ниже, чем 30%, которые мы наблюдали в предыдущем исследовании (также проведенном с русской аудиторией в Толоке), где людям была предоставлена возможность наблюдать за взглядами реципиента на однополые браки. Таким образом, мы наблюдаем существенный спрос на позицию партнера в отношении войны, а когда эта информация недоступна, партнеры воспринимаются враждебно.

Наши результаты свидетельствуют о политической поляризации в российском обществе, в частности, о том, что российско-украинская война вызывает раскол. Партизанская политическая идентичность может стать причиной дорогостоящего социального поведения, направленного против людей с противоположными взглядами. Положительной стороной этих неприятных результатов является то, что люди действительно меняют свои убеждения относительно общей степени поддержки войны на основе личных встреч.

Мы попросили диктаторов угадать долю сторонников войны, принявших участие в исследовании (истинное число составило 70,9%). Те, кто был сопоставлен с реципиентом, поддерживающим войну, оценили эту долю на 8% выше, чем те, кто был сопоставлен с реципиентом, выступающим против войны. Это говорит о том, что общение с людьми, имеющими другую точку зрения на войну, оказывает определенное влияние на восприятие людей - маленький лучик надежды для общества, в котором люди все более враждебно относятся к тем, кто имеет противоположные взгляды.


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Социолог Карина Пипия о том, как вышло, что две трети россиян не читали или не помнят текст Основного закона.61% наших сограждан знают, какой


Политика канцлера ФРГ Ангелы Меркель, идущей на поводу у США, способна привести мир к "новой холодной войне", считает депутат


Вашингтон уже с 1945 года начал делать всё, чтобы воспрепятствовать нормальному диалогу и развитию отношений между Европой и


Филипп де Вилье во Франции человек известнейший.Потомок крестоносцев из старинного аристократического рода, чьи корни уходят


Против России идёт настоящая информационная война. Есть ли у нас шансы её выиграть? Что грозит в случае проигрыша? Появился











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать