Европа теряет свой моральный компас - как она найдет свой путь без Меркель?

Во время прощального тура глав европейских государств и правительств этим летом Ангела Меркель отправилась на встречу с королевой. Несколько отснятых минут ее прибытия в Виндзор неотразимы. С одной стороны, королева в зеленом цветочном платье, ее улыбка контролируется вековыми правилами и традициями.

 

Влияние
|

С другой - застенчивая женщина в брюках и фиолетовом жакете, которая слишком часто кивает головой, пытаясь соблюсти правильные ритуалы приветствия монарха. Елизавета и Анжела: два противоположных мира, две совершенно разные функции, и, тем не менее, они похожи. Эти скучные речи, которые никто больше не осмеливается произносить. Этот стиль, это спокойствие, эта стабильность и этот способ олицетворять свои страны.

Меркель теперь олицетворяет не только Германию, она олицетворяет Европу. Она - поп-икона, которая вошла в наше сознание, как песня. Кружки, футболки и даже лимонные соковыжималки продаются с ее изображением. Но ее взлет и долголетие остаются загадкой. Как эта женщина, столь странно равнодушная к атрибутам власти, смогла возглавить партию, которую полвека возглавляли консервативные мужчины, а затем четыре раза подряд быть избранной во главе одной из великих мировых держав? Как она стала таким примером для подражания, что однажды школьник совершенно невинно спросил ее: "Может ли мальчик тоже стать канцлером?".

На протяжении многих лет я наблюдаю за Меркель, пишу о ней и, совсем недавно, снял фильм о ней. Это было не слепое восхищение, а скорее очарование: ведь первая женщина-канцлер Германии, которая 16 лет руководила самой мощной экономикой Европы, вышла из страны, которой больше не существует. Мы почти не помним ее названия или сводим его к трем инициалам: ГДР. Какой еще мировой лидер может похвастаться такой необычной биографией?

Меркель занимает пост канцлера Германии, проведя более половины своей жизни в диктатуре советского блока, в стране, отделенной от своей западной территории и исключенной из единого свободного мира. Как она может быть радикально другой? У нее уже было две жизни: до и после падения Берлинской стены.

Самая распространенная критика Меркель заключается в том, что она "ничего не сделала". Что она не оставила никакого следа в истории, в отличие от своих предшественников. Конрад Аденауэр интегрировал Западную Германию в международное сообщество и помог заложить основы сегодняшнего ЕС. Гельмут Коль привел к воссоединению Германии и превратил дойчмарку в единую европейскую валюту. Герхард Шрёдер провел жестокие и непопулярные реформы трудового законодательства, чтобы сделать Германию конкурентоспособной. Что же сделала Меркель для потомков? На ее счету нет крупных реформ. Но ее политический послужной список, как и две ее жизни, имеет две стороны: его можно читать в обоих аспектах.

Она пришла в политику по прихоти сразу после падения Берлинской стены. Обычный химик, лишенный ораторских способностей, харизмы, политической хитрости или даже какой-либо конкретной программы. И вот в 35 лет она, по причуде истории, оказалась в нужное время в нужном месте. Она знала, что из этого следует сделать.

Меркель пришла к власти, когда 11 сентября все еще отбрасывало длинную тень на Запад. Затем последовала непрерывная череда европейских и глобальных кризисов. Амбициозные реформы, конечно, не в ее ДНК, и, к счастью, они не были приоритетом, которого требовало время. Меркель показала, что она больше менеджер, чем провидец.

Тем не менее, не только справившись с каждым кризисом, который вставал на ее пути, она восстановила процветание Германии, чему способствовали реформы Шрёдера, которые она предусмотрительно поддержала, когда еще была лидером оппозиции. При Меркель Германия также смягчила свой имидж: из строгой и непривлекательной она превратилась в привлекательную. В течение 16 лет Меркель делала Германию счастливой. Первый секрет ее долголетия у власти заключается в том, что она полностью соответствовала своей стране и своему времени. Она была в нужном месте в нужное время.

Другая критика заключается в том, что она была больше немкой, чем европейкой. Короче говоря: эгоистичный, ориентированный на внутренний мир лидер. Критика исходит, в частности, от Франции - страны, которая предпочитает романтические идеи "братства" и "солидарности" скучному реализму немецкой бюджетной дисциплины, и привычки Берлина настаивать на соблюдении буквы объединяющих нас договоров.

Но было ли эгоистично спасать честь Европы, протягивая руку помощи более чем миллиону беженцев, которых другие лидеры, в частности французские, делали вид, что не замечают? Хотя Меркель является лидером самой богатой страны ЕС и, следовательно, крупнейшим вкладчиком в его бюджет, ей не хватает смелости, необходимой для того, чтобы вести Европейский Союз вперед. Она свела с ума не одного французского президента и измотала четырех из них (Ширака, Саркози, Олланда, Макрона), не отреагировав решительно на финансовый кризис 2008 года, вместо этого навязав медлительность, которая почти задушила население Греции и дорого обошлась Европе. Она переиграла немецкий экономический национализм и занялась дипломатическим меркантилизмом в отношениях с Россией и Китаем. В течение долгого времени она противостояла амбициям Эммануэля Макрона в отношении общеевропейской взаимной унификации долгов, что является немецким табу.

Но кто в конце концов заставил Германию согласиться поддержать масштабный план восстановления Европы после Ковида? Именно Меркель привела Германию, в конце концов, к собственной европейской революции. В интервью с Макроном для моей книги о Меркель я спросил президента, не раздражало ли (как сказал мне один немецкий чиновник) его желание запомниться амбициозными европейскими проектами временами более прагматичного канцлера.

Макрон признал, что он и Меркель были "из разных ментальных вселенных", но, хотя ей потребовалось больше времени на обдумывание предложений и она столкнулась с огромными ограничениями, в конечном итоге она поддержала те же амбиции. "Я думаю, что то, чего мы вместе достигли в Европе, было именно тем, чего она хотела".

Макрон, несмотря на неловкое начало, стал ее любимым французским президентом, потому что они оба, по-своему, политические НЛО, ни левые, ни правые. Меркелизм, как и Макрон, состоит из искусной акробатики примирения противоположностей.

Недостатки, промахи, ошибки и негибкость Меркель порой дорого обходились Европе. Ее уход - это поворотный момент; он оставляет Германию перед лицом огромных вызовов, не в последнюю очередь климатического кризиса, и шанс открыть новую страницу в своей истории.

Почему же мне будет ее не хватать? Потому что и ее недостатки, и ее достоинства, на мой взгляд, определялись ее моральным компасом. Мораль заставила ее положить конец карьере Коля, ее бывшего наставника в 1999 году, после того как он позволил партии запятнать себя скандалом. Мораль о десятилетиях коррупции и уклонения от уплаты налогов в Греции заставила ее проявить чрезмерную жесткость во время кризиса евро. А мораль заставила ее произнести три слова "Wir schaffen das" (мы сделаем это), чтобы попросить свою страну принять миллион беженцев.

Опыт жизни в "стране, которой больше нет", заставил ее оценить силу ценностей, которых она была лишена: свободы (в том числе для беженцев), заботы о единстве и безусловного уважения к своим оппонентам, будь то в немецком парламенте, в Восточной Европе или по другую сторону Ла-Манша.

Ее сдержанный стиль и ровные речи являются противоположностью популистской политике, которую изобрели Дональд Трамп и архитекторы Brexit. Меркель часто меняла свое мнение, но никогда не давала ложных обещаний, потому что она никогда ничего не обещала. Для нее функция слов - описывать реальность. Несмотря на ее дипломатическую акробатику, зависимость от тактики и даже посредственность, Меркель - это анти-Трамп, анти-Джонсон, анти-популист. Ее мораль как лидера - это то, чего мне будет не хватать.

При Меркель ХДС доминировала в немецкой политике последние 16 лет. Сейчас, когда ее эпоха заканчивается, партия терпит поражение. Но какую бы форму ни приняла будущая коалиция, немецкая демократия останется непоколебимой, а Германия будет держаться за Европу. Однако для Европы и неспокойного, тревожного мира уход Меркель - это потеря обнадеживающего маяка.

Марион Ван Рентергем - автор книги "C'était Merkel" и режиссер фильма "Recherche Merkel désespérément".


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о начале расследования вмешательства Кремля в исход референдума по Brexit — якобы на текущий момент

Впечатлительные политики Запада продолжают пугать народ страшилками собственного сочинения о некой «российской угрозе». На этот раз в качестве

Кипр предложит России разместить на своей территории российские военные объекты, заявил президент республики Никос Анастасиадис. По словам лидера

70 лет назад, с 1 по 22 июля 1944 года, меньше чем через месяц после открытия Второго Фронта и почти за год до окончания Второй мировой Войны в тихом

Неяркая внешность и скромный гардероб сделали Меркель влиятельнейшей женщиной мира Ангела Меркель в девятый раз возглавила список 100 самых











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать