Интересы Израиля в Восточном Средиземноморье

Ирак, шиитско-суннитский конфликт и Иранско-Русский альянс
Иран ведёт вражду с соседями в рамках шиитско-сунитского конфликта за господство в мусульманском мире. Трудно переоценить актуальность этого конфликта со стороны военных и официальных представителей Ближнего Востока.

господство в мусульманском мире

 

Израиль
|

Цель Иранской ядерной сделки заключается в сдерживании инфраструктуры ядерного оружия в этой стране и в том, чтобы Иран согласился отложить план по её развитию. Однако участники сделки не нуждаются в демонтаже самой ядерной программы. Как раз, наоборот, в распоряжение Ирана будут предоставлены большие финансовые средства, которые страна сможет использовать для рекапитализации вооружённых сил, Революционной гвардии и в увелечении военных операций на всём Аравийском полуострове (с Россией или без её участия). Иран смог бы усилить поддержку таких организаций как Хезболла, Хамас и других. С другой стороны, заключение этого договора сможет помешать Ирану в дальнейшей разработке ядерного оружия. Если это так, то оставшееся время может быть использовано для формирования местных коалиций и изучения возможностей сопротивления опасным иранским планам, в том числе и активным силовым действиям.

В течение нескольких десятилетий, недемократические режимы не раз нарушали контроль над вооружениями и мирные соглашения, как, например, правительство Северной Кореи. Некоторые продолжают надеяться, что Северная Корея откажется от своего ядерного оружия в ходе многочисленных уговоров (условий), но это представляется всё более маловероятным. Приводя этот пример, никто не сомневается в том, что Соединенные Штаты будут действовать быстро и решительно, чтобы поддержать сделку c Ираном, либо Иранские власти нарушат её и пересмотрят свои границы, как это было сделано ранее, в ходе испытания ракет. Соединенные Штаты и Израиль должны координировать политику с целью создания «красной черты», где нарушение будет подтверждать ( будет наказано) применение силы.

Несмотря на долгий период взаимного недоверия, Иран и Россия сейчас сотрудничают по ряду вопросов, включая Сирию, что в свою очередь, угрожает интересам Арабских государств, Израиля и Соединенных Штатов. Вопросы безопасности в Красном и Средиземном море трудны и требуют дальнейшего изучения.

Важные в стратегическом отношении цели для России и США должны определиться в ходе данного исследования. Например, экономика России зависит от высоких мировых цен на энергоносители, в силу чего, ближневосточная нестабильность служит первостепенной задачей для России. Ситуация с США иная. Тем не менее, общие интересы между США, Израилем и Россией могут существовать, что стало бы основой их дальнейшего сотрудничества. Если это так, то им следует уделить этому особое внимание. Возможно, в области сдерживания и борьбы с терроризмом. России не обязательно участвовать в антагонистической игре с Соединенными Штатами по каждому вопросу. Даже во времена Холодной войны, Соединенные Штаты и Советский Союз нашли общий язык, например, выступая против распространения ядерного оружия. В последнее время, США и Россия сотрудничают по ряду таких вопросов, как санкции против Ирана, сирийское соглашение по химическому оружию и создание комитета по израильско-палестинским вопросам.

В исследовании следует также рассмотреть возможность ирано-русского альянса, укрепление влияния (чтобы использовать тактику отказа доступа к районам), в Красном море (проливы Баб-эль-Мандеб), Персидском заливе и Средиземном море, чтобы ограничить США и её союзникам доступ к этим зонам. Исследовать, как может использовать Москва свои базы в Средиземном море, чтобы отвлечь НАТО, в случае агрессии со стороны России и в других странах, таких как Украина и Прибалтика. Исследование также смогло бы показать, как и в качестве чего Россия может применить давнюю вражду членов НАТО - Турции и Греции.

Сирия
В списке региональных проблем безопасности одно из первых мест занимает распад Сирии. Сирия теперь – недееспособное государство, значительная часть её территории неуправляема. Курды могут стремиться отколоть части Сирии для возможного курдского государства.

Ассад, кажется, обыграл своих оппонентов – суннитских экстремистов. Это победа для России и Ирана, которые поддерживали его военными и дипломатическими способами. Кончина Ассада, однако, принеся пользу повстанцам из ИГИЛа или Аль Каеды, вряд ли сыграет на руку Западу.

Террористические организации, как правило, не пользовались морскими возможностями, но распад Ливии и Сирии увеличивает опасность того, что это произойдёт. Другие организации, как Хамас и Хезболла, расширяют свои арсеналы, чтобы угрожать инфраструктуре Израиля на море. Государства Восточного Средиземноморья столкнулись с возможностью нападений на суда или порты, как например, в октябре 2000 года бомбардировка USS Cole в Йемене и в июле 2006 нападение организации Хезболла на военно-морской флот Ираиля INS Hanit с помощью китайской ракеты С-802 у берегов Ливана.

Либо Россия подведёт свои воздушные и морские силы к Сирии, либо увеличит своё присутствие в Восточном Средиземноморье, сохраняя свои позиции в морских портах Крыма.

Политика Путина станет ключевым фактором в морской и общей безопасности региона. В течение пяти лет Россия поставляет передовые сверхзвуковые противокорабельные ракеты. Такие ракеты могут попасть в руки Хезболлы, что в дальнейшем может поставить под угрозу морские интересы Израиля.

После утверждения позиции Асада в гражданской войне российские спикеры недавно заявили о выводе своих вооруженных сил из Сирии. Тем не менее, Россия продолжает укреплять свое военно-морское присутствие в сирийском порту Тартус и на воздушной базе Хмеймим недалеко от Латакии.

Распространение разрешённых и запрещённых вооружений
Предусмотрительные стратеги (военачальники) предполагают (и снижают риски), что любая система вооружений в регионе может попасть в руки террористических организаций. Террористы могут использовать их против наземных целей и морских сил, таких как военно-морские суда, торговые суда и энергетическая инфраструктура.

Продавцы оружия используют суда для доставки грузов. Стоит вспомнить о морских поставках Ираном вооружений в Палестину на Карине А, перехваченных Израилем в январе 2002, морскую поставку ракет «Шквал» (Scud, Р-11) из Северной Кореи в Йемен на судне So San, перехваченные Испанией и Соединёнными Штатами в декабре 2002, а затем отпущенную в Йемен и морскую доставку центрифуг сетью А.К. Хана (Абдул Кадыр Хана) в Ливию, перехваченную США в октябре 2003. Можно ожидать, что распространители продолжат доставлять грузы морем. Также ожидается всемирный рост интереса к оружию массового поражения среди государственных и негосударственных акторов.

Возрастает риск распространения оружия массового поражения на Ближнем Востоке. В ответ на ядерную программу Ирана и другие факторы Турция, Саудовская Аравия и другие страны региона могут использовать гражданские (мирные) ядерные программы и технологии двойного назначения для производства распадающихся материалов для ядерного оружия или попытаться получить ядерное или иное оружие массового поражения другим путём.

Разубеждение (сдерживание) долго считалось важной частью политики нераспространения, но недавняя история подталкивает к обратным мерам. Преимущества разработок оружия массового поражения кажутся очевиднее недостатков. Потенциальные распространители, несомненно, противопоставляют свержение режимов Талибана, Саддама Хусейна и Каддафи сохранению Северокорейского и Иранского режимов. Они могут легко прийти к выводу, что основа к выживанию для режимов-изгоев является наличие – или возможность производства – оружия массового поражения.

Возможности, доступные США, Израилю и другим странам для противостояния рискам распространения оружия массового поражения включают контроль над поставщиками, запрет поставок, связанных с оружием массового поражения материалов и оборудования, а также явные и скрытые методы нападения и саботажа. В дополнение к разубеждению и устрашению (сдерживанию и удержанию), требуются также планы защиты. Совместная политика США и Израиля должна включать сотрудничество органов разведки, контроль морского и воздушного пространства (морская и воздушная запрещающая деятельность), создание возможностей военных ударов и усилия по достижению международного сотрудничества. Как уже отмечалось, США и Россия имеют общий интерес в предотвращении распространения оружия массового уничтожения и сотрудничали в этой области даже во время холодной войны. Субмарины имеют уникальные тактические (оперативные, эксплуатационные) возможности и их распространение подрывает региональную стабильность. После окончания холодной войны количество действующих подводных лодок в мире упала, в основном из-за крупномасштабного вывода из эксплуатации бывших советских судов, однако число стран, использующих субмарины, увеличилось. Региональная напряженность на Ближнем Востоке была основной движущей силой для закупок подводных лодок. Распространение продвинутых технологий подводных лодок в регионе может серьёзно повредить интересам США и Израиля.

Кибер-безопасность
Кибер-опасности угрожают всем элементам общества – гражданским и военным. В морской сфере это угроза всем участникам от нефтяных и газовых компаний, добывающих компаний и портовых терминалов до либого типа судоходных фирм, для каждого вида груза или пассажира по всему земному шару.

Этот риск возрастает, так как морская торговля всё больше зависит от продвинутого оборудования – информационных и коммуникационных технологий. Внутри морского сектора осознание необходимости кибер-безопасности практически отсутствует.

Кибер-операции: сбор конфиденциальных данных или подрыв, обман или уничтожение – не вотчина небольшого числа высококвалифицированных специалистов в немногих технологически развитых стран. Они универсальны. Они – часть войны ИГИЛ (запрещена в России) в Ираке и гражданских войн в Сирии и Йемене, а также действий китайских, российских и иранских военных и разведывательных сил. В кибер-сфере атака невероятно превосходит оборону. Трудно предотвратить и даже засечь вторжение. Найти и опознать преступника также трудно.

Израиль стал мировым лидером в технических аспектах кибер-безопасности. Но кибер-сфера – это, по большому счёту, стратегически и юридически никому не принадлежащая территория. Не существует согласия в том, что представляет собой агрессию или что было бы правильным ответом на различные типы вторжений.

Проблема беженцев и мигрантов
Многочисленные беженцы и мигранты с Ближнего Востока и Африки пытаются попасть в Европу, в основном, через Турцию и Грецию. Некоторые перебираются по суше, в то время как другие по всей восточной части Средиземного моря. Многие относятся с сочувствием к беженцам. Однако, есть люди, которые рассматривают такой поток как бомбу замедленного действия социальной нестабильности и политического насилия.

Более 600 тысяч сирийских беженцев в настоящее время пребывают в Иордании, 1,2 миллиона человек в Ливане и 1,8 миллионов в Турции.

Если беженцы и мигранты найдут приют в странах Персидского залива, то здесь они с ещё большей легкостью ассимилируются, чем в Германии, США или любой другой западной стране. Они выучат местное наречие, будут исповедовать главенствующую религию и чтить традиции. Полученное ими ранее образование будет действительно: врачи и инженеры смогут найти работу по своей специальности. Страны Персидского залива богаты и малонаселенны, но они, как правило, не спешат распахнуть свои двери.

В то время, когда западные страны обсуждают свои обязательства по оказанию помощи и убежища, их должностные лица не на много продвинулись в призвании стран Персидского залива для решения этой проблемы. Представляется очевидным организация международной конференции для решения этой проблемы во всем мире и рассмотрение в частном порядке морального обязательства стран Персидского залива в предоставлении приюта своим единоверцам и другим арабским представителям.

В то же время, демократические страны должны предвидеть еще больший наплыв беженцев, не только из стран, граничащих со Средиземным морем, но и из африканской глубинки.

В марте 2016 года Европейский союз подписал соглашение с Турцией, связанное с беженцами из Среднего Востока. В обмен на предоставленные средства, был упрощён въезд для турков в страны Европейского Союза и обещанное возобновление переговоров о принятие Турции в Европейский Союз, а Турция обещала помочь Союзу остановить приток беженцев в Европу.

Турецко-Израильские отношения
Когда Эрдоган занял пост премьер-министра в 2003 году, он заявил о позиции Турции в мире в новом ключе. Эрдоган буквально переориентировал её положение, сосредоточив внимание на её мусульманской идентичности и связи с Востоком. В его политике изначально отдавался приоритет арабскому и мусульманскому миру. В дипломатической борьбе с ООН в отношении санкций и ядерной иранской программы в 2010 году, его действия, как правило, направлены на помощь Ирану против Запада. Он поддержал организацию Хамас, палестинскую ветвь «Братьев Мусульман», тем самым, ослабив дипломатическое сотрудничество с Израилем после конфликта у берегов Газы. Эрдоган либерализовал экономику Турции, сделав при этом, политическую систему страны более авторитарной.

После провальной попытки государственного переворота в июле 2016 года, Эрдоган и его правительство сместили со своих должностей десятки тысяч государственных служащих, военных должностных лиц и многих других, кого он посчитал врагами государства. Эта попытка переворота увеличила авторитет и популярность Эрдогана, который укрепил свой электорат, состоящий из религиозного большинства страны. Слишком рано делать выводы о том, как данная попытка повлияет на внешнюю и оборонную политику Турции.

Миф о том, что «Турция никого не боится», уже ушёл в прошлое. Борьба внутри с курдским мятежом, нападения боевиков ИГИЛа в Сирии, вооружённые силы Турции в последнее время столкнулись ещё с сирийскими правительственными силами и с российскими военными. Турция имеет ряд разногласий с Европейским Союзом, особенно целенаправленное промедление в обработке заявки Турции на членство. Споры с Соединенными Штатами и Россией по поводу их политики в Сирии отдаляют Турцию.

Турецкие чиновники работали над этими вопросами, чтобы вырвать Турцию из некоторой изоляции и улучшить её положение на мировой арене. 27 июня 2016 года Турция и Израиль объявили о новом политическом соглашении. Турецкие официальные лица заявили, что улучшение отношений будет зависеть от израильских уступок по вопросам Палестины. Турция теперь может отправить гуманитарную помощь в Газу через израильский морской порт, хотя это было ещё возможно до инцидента захвата «Мави Мармара» в 2010 г. Соглашение вряд ли восстановит то тесное стратегическое израильско-турецкое партнерство 1990-х годов, но оно сможет открыть путь к взаимовыгодному сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Обсуждается возможность постройки морского газопровода из Израиля в Турцию, но это остаётся неясным. Будет ли Турция на самом деле покупать израильский газ в будущем?

Проблема морского терроризма
В последние годы пиратство превратилось в существенную проблему в Индийском океане, в области Красного моря. В 19-м веке и даже раньше, судоходство страдало в Средиземном море. Остаётся неясным, будет ли оно возрождено в Средиземноморье, возможно, подкрепленное политическими задачами и с целью получения прибыли.

Сегодня Иран освобождён от санкций, что в свою очередь, может привести к увеличению терроризма на море. Угроза морского терроризма растет ещё и потому, что ИГИЛ воюет за территорию у Средиземного моря, в Сирии и Ливии. На протяжении многих веков истории мусульманские военно-морские силы активно действовали в Средиземноморье, прежде Лепанто, в берберийских войнах и в первой Мировой войне. Если радикальные исламисты получат военно-морское могущество, они смогут взглянуть с воодушевлением на события минувшей истории.

Глобальные террористические организации, такие как ИГИЛ и Аль-Каида, могут быть ориентированы на морские пути для атаки в качестве элементов и символов государственной системы и глобализации.

Другие проблемы безопасности
Слабое правительство в Йемене, на Синае и в Судане допускает рост радикальных мусульманских террористических организаций, которые угрожают движению мировой торговли и транспорта - например, недавно был сбит российский самолет над Синаем. В Ливии возникает опасность падения государственности на Средиземноморском побережье, как и в Сирии.

В Ливане Хезболла была ослаблена потерями в сирийской гражданской войне, но может быть усилена за счет новых средств, которые Иран получит через ядерную сделку. Ракетная угроза Израилю со стороны Хезболлы растёт. Согласно сообщениям прессы, в арсенале Хезболлы сейчас более 150000 ракет. Израилю также угрожает вероятность конфликта с Ливаном из-за их морских границ (исключительной экономической зоны).

В Египте террористы-салафиты, связанные с ИГИЛ, продолжают действовать на Синае, несмотря на все усилия египетских военных для их уничтожения. Египет и Израиль разделяют заинтересованность в сдерживании угрозы Хамас в Газе, хотя их взгляды в отношении Газы иногда расходятся. Эти две страны также разделяют стремление защитить свои энергетические объекты.

Морские вопросы – одни из главных для Израиля. Контроль над морскими путями жизненно важен для экономики и безопасности Израиля. Береговая охрана остаётся приоритетом со времени основания государства Израиль. Новые вызовы морской безопасности появились с ростом добычи шельфового газа Израилем и с тех пор, как Красное море стало местом борьбы мировых и региональных сил.

Восточное Средиземноморье важно для национальной безопасности, как и для экономических вопросов. Оно даёт Израилю стратегическую глубину, больший простор вод для военных действий, чем позволяет Израилю его суша. Стратегическая глубина важна, потому что Израиль географически невелик и узок, всего с тремя главными мегаполисами (метрополиями). Эти факторы могут подвигнуть врага использовать оружие массового поражения, в надежде, что это будет иметь стратегический эффект. Чем больше возрастает опасность распространения оружия массового поражения, тем важнее для Израиля стратегическая глубина. Правильное стратегическое видение Израиля охватывает морскую область - территориальные воды, исключительные экономические зоны и другие пригодные для использования воды, не меньше чем его земли. Использование моря для кораблей, субмарин и другого оборудования помогает Израилю в сдерживании и защите от оружия массового поражения, баллистических и тяжелых ракет.

Морская блокада сектора Газа имеет последствия для безопасности Израиля, для международных отношений Израиля в целом (особенно с Турцией), а также для отношений Израиля с палестинцами.

Источник


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Эмираты неожиданно оказались в центре мирового внимания, поскольку 13 августа заключили с Израилем соглашение, которое подразумевает установление

15 июня 2016 года израильский парламент принял новый закон о борьбе с терроризмом. Согласно отчету министерства юстиции, законодательство предоставит

Израильские военные нанесли ракетный удар по авиабазе Военно-воздушных сил Сирии "Аш-Шайрат", где расположены истребители МиГ-29. Снимки с места

Американская корпорация Intel приняла решение инвестировать 40 млрд шекелей (около 11 млрд долларов - прим. ТАСС) в экономику Израиля. Об этом

Омский областной суд оставил в силе решение Куйбышевского райсуда о депортации из России главного раввина Сибири Ошера Кричевского и его семьи.











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать