Отношение Великобритании,США и ЕС под ядерным зонтиком

Взаимосвязь между ядерным оружием, жесткой и мягкой силой, обсуждение «гибридной войны» под ядерным зонтиком. Их связь с «особыми отношениями» между Лондоном и Вашингтоном.
Бомба и имидж, жесткая и мягкая силы

Бомба и имидж

 

Ядерное вооружение
|

Это касается второго вопроса, поставленного ранее: нуждается ли страна в том, чтобы быть обладающим ядерным оружием государством, главной целью которого является наличие дипломатической силы, полученной с первых дней создания ядерной бомбы, как повсеместно признанного символа мировой державы, поддерживающей свою дипломатическую позицию. Главное, что мы хотели обсудить – это национальная гордость и имидж. Ядерный статус страны вносит значительный вклад в ее национальную мощь, то есть у нее появляется возможность ограничивать другие страны и влиять на их поведение, преследуя собственные национальные интересы. Если первое утверждение оказывается верным, то некоторые могут воспринять ядерное сдерживание как нечто несущественное, учитывая финансовые реалии и насущные проблемы внутри страны, а также в области ее обороны. Таким образом, мы можем слышать утверждение, что Трайдент и его финансирование будут выделены либо для обычной обороны, либо для необоронных расходов или снижения налогов. Если же, с другой стороны, последнее утверждение верно, то любое обсуждение ядерного сдерживания Великобритании не может проходить изолированно.

Несмотря на то, что не существует формальной связи между членством в СБ ООН и ядерным оружием, этот факт часто считают неслучайным, поскольку все пять постоянных членов – признанные ядерные державы. Несмотря на постоянную критику ядерного оружия, обладание им действительно помещает страну на высшую дипломатическую арену, и, следовательно, если бы Великобритания отказалась от своего собственного средства национального устрашения, это можно было бы рассматривать как аномалию и свидетельство попадания в «низшую лигу». В то же время возобновление вражды с потенциальным агрессором, по крайней мере на трех фронтах (Россия, Гибралтар и Фолклендские острова и Джихадизм), может обладать последствиями, которые выйдут за рамки того, что на первый взгляд очевидно. С другой стороны, можно ли утверждать, что отказ от ядерного оружия повлияет на имидж Великобритании, превратив эту страну в чемпиона разоружения и тем самым улучшив деловую репутацию, что приводит к использованию мягкой силы. Хотя это кажется логичным, и может быть реальным в соответствии с некоторыми тенденциями минимизации в текущей ядерной политике, история показывает, что такие благие намерения могут привести к противоположному результату.

Кроме того, политика минимального сдерживания Великобритании не используется другими ядерными державами. Здесь следует подчеркнуть, что, хотя западные правительства и наблюдатели, как правило, воздерживаются даже от упоминания об этом, индийские эксперты подчеркнули, что Украина приняла решение избавиться от ядерного оружия и присоединения к ДНЯО в качестве государства, не обладающего ядерным оружием. Только позже стало понятно, что ее существование как независимого государства ставится под сомнение теми, кто решил сохранить ядерные активы и статус ДНЯО. Это касается не только традиционных ядерных ястребов, но также наблюдателей, которые всегда выступали против ядерного оружия. Например, в апреле 2014 Сваминатан Айяр написал: «Всю свою жизнь я выступал против ядерных бомб. Я утверждал, что такие бомбы являются в основном непригодными для использования, что вместо обеспечения безопасности они рискуют превратить конфликты в стихийные бедствия и что они приводят к нежелательным играм во внешней политике. Большинство индийцев ликовало после ядерных испытаний Индии 1998 года, утверждая, что Индия стала теперь великой державой наравне с США. Я предупредил, что Индия просто окажется на одном уровне с Пакистаном и Северной Кореей. Тем не менее, наблюдая за тем, как Россия издевается над Украиной, я должен пересмотреть свои взгляды. Ядерное оружие не бесполезно, и может быть существенным средством сдерживания». Также он добавил, что это – «урок для неядерных государств: не зависеть от обеспечения безопасности крупными державами, которые сбросят вас, когда им это будет удобно. Разоружение для слабаков. Нужно создать свои собственные ядерные бомбы, если можешь. Подробная «нуклеаризация» будет сдерживать некоторых от вторжения, но и увеличивает шансы ядерного столкновения или катастрофы. Это не панацея. Но это теперь неизбежно».

В самой Украине кое-кто пожалел о Будапештском меморандуме о гарантиях безопасности 1994 года. «Мы тогда отказались от ядерного оружия из-за этого соглашения», – сказал Павло Ризаненко, член украинского парламента в интервью USA Today. – «Теперь Украина понимает, что мы сделали большую ошибку. Ядерное оружие может заставить мир нервничать, но иностранные войска редко проводят внезапные визиты в ядерные государства».

«Гибридная война» под ядерным зонтиком: традиционная и нетрадиционная защита

Что касается третьего вопроса, соотношения между ядерной и неядерной обороной, иногда он обсуждается исключительно с точки зрения издержек. Точнее, чтобы сохранить Трайдент, Великобритания вынуждена осуществлять сокращение расходов на оборону, что естественным образом создает угрозу. Это, конечно, верно, что любая система оружия должна рассматриваться с точки зрения издержек, и мы должны знать, что теряем или не приобретаем за счет сохранения существующих активов или покупки новых. С 2010 года было объявлено о финансировании ядерного сдерживания за счет оборонного бюджета, а не отдельно. Джордж Осборн сказал: «Я постарался объяснить, что затраты на продление Трайдента должны быть приняты как часть оборонного бюджета».

Мы должны быть предельно осторожными, проводя слишком строгую грань между традиционными и нетрадиционными видами вооружения. Иногда это делают наблюдатели, которые подчеркивают угрозы для Великобритании со стороны негосударственных субъектов и государств, не обладающих ядерным оружием. Они утверждают, что первые не могут быть сдержанными (потому что они не контролируют территорию и население, которое может быть под угрозой уничтожения, если они нападают на Великобританию с ядерным оружием), а вторые не могут быть остановлены ядерным оружием, так как сдерживание Великобритании направлено на такие же ядерные государства. Первый аргумент заслуживает особого внимания, поскольку не сможет способствовать ядерному сдерживанию, по крайней мере, по двум причинам: во-первых, в то время как негосударственные угрозы действительно важны, конфликты между двумя государствами по-прежнему остаются более реальными, как видно из последних событий в Восточной Европе, в Южной Атлантике, а также Гибралтарском проливе. Во-вторых, негосударственная инициатива может поддерживаться государством. В этом случае она может постепенно стать государством, которое, хотя и не признано международным сообществом, может иметь фактический контроль над населением или его территориями и в равной степени использовать классические методы сдерживания. Что касается второго аргумента, хоть это правда, что британская ядерная доктрина в основном ориентирована на другие ядерные государства, нигде не указано, что оно ограничено таким образом. Как уже отмечалось при рассмотрении возможной роли ядерного оружия в обороне Фолклендских островов, «в то время как британское ядерное сдерживание не было первоначально разработано для борьбы против традиционных агрессоров, и доктрина Великобритании в основном относится к борьбе с ядерным угрозам или нападениям, не существует документов, исключающих возможность первого удара и нет каких-либо четких гарантий для государств, не обладающих ядерным оружием».

На основании этого возникает редко затрагиваемый вопрос о взаимосвязи между ядерными силами, традиционной и асимметричной войной. Точнее, нужно ли вести традиционную или асимметричную войну ядерным оружием? Если рассматривать конкретно Британию, будут ли от Тайдента потери, которые повлияют на другие военные возможности страны? Здесь мы должны быть осторожны, чтобы не использовать упрощенную логику, которая рассматривает традиционные и нетрадиционные возможности отдельно друг от друга. С практической, исторической, а также теоретической и доктринальной точки зрения это явно не так. Страна часто может вести обычную или, наоборот, ассиметричную войну именно потому, что у нее есть ядерные силы, необходимые для сдерживания других участников. Корейская война – классический пример. Ядерные испытания советской бомбы 1949 года проложили путь обычной агрессивной войне с целью унифицировать полуостров. Совсем недавно российские источники подчеркнули не только «гибридный» характер вооруженного конфликта, но включение в него ядерного компонента.

В то время как многие западные наблюдатели описывают «гибридную войну» в основном как совокупность традиционной силы и специальных операций, управление информацией и тайными операциями в рамках программы Unified Land Operations вооруженных сил США характеризуют ее как «многообразную и динамичную комбинацию регулярных сил, иррегулярных сил, террористических сил и/или преступных элементов, объединенных для достижения взаимовыгодных целей». Российские наблюдатели подчеркивают, что для того, чтобы быть эффективной, она должна работать под ядерным зонтиком. В результате Россия имеет возможность участвовать в низших формах конфликта, не теряя из виду этой связи. Таким образом, для актора, желающего вести традиционные или иные типы войны, в которые прямо или косвенно вовлечены другие ядерные державы, эти связи становятся необходимыми, чтобы сохранить свои средства ядерного сдерживания. Это означает, что Великобритания должна сохранить либо Трайдент, либо ядерную альтернативу данной системе, не только при непосредственной ядерной угрозе или ее возможности, но и для сохранения свободы маневрирования при ведении других видов войны. В противном случае, результатом будет влияние не только на ядерное доминирование, но и на весь спектр военных операций и дипломатии. Недавние заигрывания Аргентины с двумя государствами, обладающими ядерным оружием, - напоминание о том, что национальный потенциал ядерного сдерживания может оказаться необходимым для ограничения вмешательства в традиционный и нетрадиционный конфликт с государством, не обладающим ядерным оружием.

Цена возможности Трайдента: препятствие для традиционного перевооружения?

Аргумент против Трайдента, который приводят некоторые выступающие против совершенной национальной обороны наблюдатели, - это его высокая стоимость, которая может оказать негативное влияние на традиционные возможности, таким образом, косвенно повреждая британскую национальную безопасность, ее мощь и влияние на международной арене. По официальным оценкам, стоимость замены действующих подводных лодок составляет от 15 до 20 миллиардов фунтов стерлингов, в то время как некоторые эксперты, выступающие против расширения затрат на оборону, утверждают, что реальная стоимость окажется выше, например, Greenpeace предполагает, что она составит более 34 млрд фунтов стeрлингов.

В то время как показатели Greenpeace могут быть предвзятыми, учитывая его негативное отношение к Трайденту, работа таких организаций может быть полезной для получения более реалистичной оценки вероятных расходов, связанных с перерасходами в оборонной промышленности. Кроме того, следует признать, что некоторые официальные оценки не включают в себя весь спектр связанных с этим расходов. Когда отчет Greenpeace был опубликован, пресс-секретарь Министерства обороны сказал, что «в белой книге 2006 изложены расходы Трайдента в 15-20 млрд фунтов, а не 30-33, как предполагал Greenpeace. Как указано в белой книге 2006 года, затраты по ценам 2006 и не включали НДС, поскольку невозможно попытаться предсказать курс валюты и материальные затраты при возможной будущей замене Трайдента».

Мы уже дали понять, что альтернативная стоимость любой системы оружия является одним из основных факторов, который следует рассматривать, и, таким образом, этот аргумент не может быть проигнорирован. Однако, принимая во внимание связь между ядерной и неядерной обороной, мы должны рассматривать Трайдент как слишком дорогую программу, и лучшим решением сложившейся проблемы была бы замена ее другой системой транспортировки ядерного вооружения, а не полный отказ от независимого национального сдерживания.

В прошлом году мы стали свидетелями интенсивной общественной дискуссии по расходам Британии на оборону, учитывая опасность падения затрат НАТО на два процента. Споры только усилились в преддверии всеобщих выборов, на которых консерваторы получили абсолютное большинство и таким образом избежали необходимости делить власть с либерал-демократами. Новая администрация официально объявила о том, что Лондон будет продолжать тратить два процента ВВП Великобритании на оборону, хотя остаются сомнения относительно того, можно ли будет использовать некий творческий подход для достижения этой цели. В какой-то степени, все споры заканчиваются на Трайденте. Однако, как отмечают некоторые комментаторы, Трайдент в настоящее время финансируется отдельно из оборонного бюджета и «любая экономия, которая может быть осуществлена путем отмены или изменения программы, не будут реализована до следующих парламентских собраний вплоть до 2040-х годов, когда будут проходить подавляющее большинство программ обновления». Обе точки зрения должны быть приняты во внимание при утверждении, что Трайдент может быть отменен в целях финансирования обычного перевооружения, так как с политической точки зрения это неосуществимо. Кроме того, с тактической точки зрения эксперты, выступающие за сокращение расходов на оборону, могут заключить тактический союз со сторонниками более высоких расходов на оборону, которые будут лишь частично использованы для национального устрашения, и сразу разойтись для продвижения своих идей, как только эта цель будет достигнута. Конечный результат – лишение Великобритании ядерных сил и сокращение обычных возможностей.

Трайдент и «особые отношения»

Британская ядерная политика оказывает влияние на отношения с Вашингтоном на разных уровнях. В первую очередь, ядерное сдерживание Великобритании является одной из основных причин мощности страны и, следовательно, ее ценности в качестве союзника для Вашингтона. Во-вторых, существование сдерживающих факторов может осложнить расчеты для любого потенциального агрессора в евроатлантическом регионе, и в то время как этот сложный вопрос бросает вызов упрощенному анализу, что может привести к увеличению возможностей использования комбинированного сдерживания, так как агрессор должен задуматься не только об американской, но и английской (и французской) реакции. Тем не менее, в то время как последняя политика обороны США больше полагалась на ключевых региональных союзников, это в основном относится к традиционным видам войны, чтобы позволить союзникам развивать независимые средства устрашения, находясь в меньшинстве. Среди исключений можно привести статью о споре национальных интересов, о том что «политика Америки противостоит распространению ядерного оружия, обладает некоторыми нюансами. То, что работает с Соединенными Штатами на Ближнем Востоке, невозможно в Азии. Мы не хотим, чтобы Иран или Саудовская Аравия получили бомбу, но почему не предоставить ее Австралии, Японии и Южной Корее? Мы против ядерного оружия, потому что оно – это большой военный эквалайзер, потому что некоторые страны могут позволить ему оказаться в руках террористов, а также потому, что мы имеем значительное преимущество в точности обычного вооружения. Но наша оппозиция к ядерному оружию в Азии означает, что мы стремимся к дорогостоящей и рискованной гонке обычного вооружения с Китаем, с целью защитить наших союзников и партнеров, которые находятся ближе к его территориям, чем к нашим, и распространяют свое влияние на обширную морскую зону».

Трайдент опирается в значительной степени на американские технологии, программа ядерного вооружения Великобритании в значительной степени зависит от Америки. Вашингтон начал сотрудничество с Лондоном в ядерной области в 1958 г. Как было отмечено аналитическим центром BASIC, «ракеты Трайдент приобретаются непосредственно у Соединенных Штатов в соответствии с условиями соглашения Полярис 1963 года с поправками, внесенными в 1980 и 1982 годах для регулирования сотрудничества по Трайдент I (C4) и Трайдент II (D5) при предоставлении подводных лодок с баллистическими ракетами. Сотрудничество между двумя государствами по ядерному вооружению действует в соответствии с Соглашением о взаимной обороне 1958 года, которое обновляется каждые десять лет, и последнее обновление произошло в 2014 г. Великобритания фактически не владеет никакими собственными ракетами, но приобрела права на 58 ракет из общего пула, состоявшего из американского стратегического оружия, находящегося на базе подводных лодок Kings Bay, штат Джорджия». Таким образом, оборонная промышленность США имеет ряд непрерывных программ, и это может оказать некоторое давление со стороны Вашингтона, независимо от двух предыдущих факторов, рассмотренных ранее.

Более чем одним фактором Трайдент отражает сложный характер британского ядерного сдерживания и ядерных кросс-атлантических отношений. Как уже упоминалось, после того, как страна начала возглавлять совместную работу в этой области, Великобритания передала свои дела в руки американцам, только чтобы выйти на передовую в послевоенный период и чтобы обеспечить себе место в ядерном списке. Находясь под национальным командованием, но завися от американской технологии, Трайдент приводит к ряду вопросов и противоречий во внешней политике Великобритании: крупная держава, зависящая от одного из своих союзников. Как и его предшественник, Полярная программа, Трайдент основан на «американских ракетах, подводных лодках и британских боеголовках». Такие же ракеты используются ВМС США. Одним из традиционных аргументов против Трайдента является факт, что эта программа полностью «зависима» от США, например, в сфере производства и обслуживания ракет.

Поддержание Трайдента, если оно сопровождается сохранением неядерных возможностей, может способствовать сохранению британского влияния в Вашингтоне. Слом его, в частности, а также дальнейшее ухудшение обычных возможностей, вероятно, будет иметь противоположный эффект. Замена его независимой от американской технологии системой, или даже чисто британской, скорее всего, принесет как промышленные, так и финансовые и политические проблемы на другой стороне Атлантики. Это выходит за рамки нашей серии исследований, поэтому в данном вопросе мы не будем вдаваться в подробности.

Кроме того, мы должны помнить, что работа с Соединенными Штатами также создает некоторые технические проблемы, учитывая различные разработки и плановые закупки по обе стороны Атлантики. Например, как отмечает «Гардиан», «США решили продолжить использовать существующие ракеты D5 до 2042 года, за десять лет до того, как новые британские подводные лодки будут "выходить на пенсию". В связи с этим в Великобритании придется ставить новые американские ракеты в старые подводные лодки». С другой стороны, в дополнение к политическим соображениям, уже упоминалось, что работа с технологией США означает, что Великобритании не придется сталкиваться с полной стоимостью разработки и обслуживания целой системы транспортировки.

Трайдент, Соединенное королевство и Европейский союз

Споры по поводу Трайдента также связаны с другим многолетним обсуждением в британской политике, а именно отношения страны и ее места в Европе. Эта дискуссия становится все более и более интенсивной из-за приближения референдума 23 июня, и одного из его аспектов – безопасности и обороны. Несколько лет назад некий консенсус, который определяет понятие ЕС немногим больше, чем просто зона свободной торговли, теперь упорно игнорируется в сознании многих, тем самым упрощая условия обсуждений и в то же время, делая их еще более интенсивными. Для значительного числа британцев Великобритания стоит перед выбором между восстановлением ее полной независимости или становлением европейской провинцией Брюсселя, когда национальная оборона постепенно уступает наднациональным механизмам.

Отношения между европейской политикой и ядерной политикой сложны и не поддаются упрощению. Тем не менее, те, кто выступает за утрату британского суверенитета в пользу европейского федеративного государства, как правило, логически призывают к обновлению Трайдента, поскольку вся концепция независимого ядерного сдерживания основывается на предположении, что действительно у страны есть национальный суверенитет, который нужно защищать. Это неслучайно: можно увидеть, как активные проевропейские британские кампании интенсивно выступали против Трайдента. Для тех, кто, с другой стороны, выступает в пользу британского суверенитета и сохранение традиционных британских свобод в соответствии с конституционной монархией, политика ядерного вооружения остается важным аспектом оборонной дискуссии, хотя это вовсе не означает, что они обязательно поддерживают Трайдент или его ядерную альтернативу.

Некоторые европейские наблюдатели отметили, что непрерывность Трайдента выгодна не только британской национальной безопасности, но и другим европейским странам. Немецкий блоггер по безопасности и обороне утверждал, что «по юридическим, политическим и финансовым причинам, никогда не будет существовать никакого рода многонациональной европейской морской базы ядерных сил. Тем не менее, европейские страны по-прежнему нуждаются в ядерном зонтике для их же безопасности. Если вы не верите, то, пожалуйста, спросите у наших балтийских и польских друзей». Он также добавил, что, несмотря на приверженность США к ядерной модернизации, «пока неясно, будет ли в будущем сдерживающим фактором ВМС США морского базирования достаточным, чтобы охватить всемирное ядерное сдерживание, которое мы можем видеть сегодня», что означает, что «Европа и Великобритания не могут позволить себе полагаться на то, что Америка называет бесконечным безъядерным перерегулированием». Допуская, что Лондон не может принять ответные меры против агрессоров, использующих ядерное оружие на другой европейской стране, текст подчеркивает, что он мог бы сделать их «жизнь намного сложнее, если они возьмут на себя риск ответного удара».

Следует также отметить, что хотя риторика Европейского союза в значительной степени зависит от понимания того факта, что оно принесет мир на старом континенте, что делает войну немыслимой, эта отговорка не выдерживает никакой критики. Британские граждане остаются под угрозой рядом с дружескими государствами-членами ЕС, которые не признают их право на самоопределение, упиваясь постоянной поддержкой со стороны британских налогоплательщиков. Это лишь одно из многих противоречий, которые ставят под вопрос предположение о том, что Великобритания может отказаться от своей собственной оборонной политики. В связи с этим следует помнить, что Великобритания также должна обеспечивать защиту своих заморских территорий, включая Фолклендские (Мальвинские - прим. ред.) острова и Южную Джорджию. Поскольку эти территории не находятся под юрисдикцией ЕС, во время Фолклендской войны 1982 стало ясно, что поддержка государств-членов ЕС была довольно ограниченной, и любой шаг в сторону углубления европейской интеграции оказался несовместимым с безопасностью всех территорий Великобритании.

Источник


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Об иранских ядерных реакторах мировая пресса пишет чуть ли ежедневно. Об иракском ядерном реакторе никто не пишет после 1981 года. О сирийском –

Великобритания оставляет за собой право на нанесение превентивного удара с использованием ядерного оружия. С таким заявлением выступил министр

Фонд Simons Foundation и компания Angus Reid Strategies опубликовали результаты опроса жителей шести стран мира о возможности применения ядерного

Атомная отрасль в США постепенно начинает приходить в упадок, и у Вашингтона нет определенного плана по ее поддержанию, передает Ассошиэйтед Пресс.

В глобальном измерении современная российская ядерная политика продолжает исповедовать, как и во времена холодной войны, принцип ядерного











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать