Война важнее экономики: Финляндия стремится в НАТО

Взаимоотношения России и Финляндии исторически сложно назвать легкими и безоблачными. Провозгласившая свою независимость от России в декабре 1917 года страна на протяжении следующих лет была одной из главных антисоветских сил в Прибалтике, что привело сначала к Советско-финской войне, а затем участию Финляндии в войне против Советского Союза на стороне Германии.

Взаимоотношения России и Финляндии

 

НАТО
|

Тем не менее, после войны Москва и Хельсинки смогли найти общий язык. И до недавнего времени казалось, что двухсторонние отношения вряд ли что-то может испортить. Однако геополитический кризис последних лет внес свои коррективы в отношения двух стран, и немалую роль в этом сыграл вопрос вступления Финляндии в НАТО.

Стоит отметить, что после окончания Второй мировой войны Финляндия избрала для себя путь нейтралитета, не войдя в образованный в 1949 году Североатлантический альянс. Это было очень выгодно для СССР, не горевшим желанием видеть натовскую страну непосредственно на своих государственных границах. При этом принцип финского нейтралитета был закреплен еще в Договоре о дружбе и сотрудничестве с СССР от 1948 года. На протяжении следующих лет между Москвой и Хельсинки сложились добрососедские и доверительные отношения, основанные на взаимном экономическом интересе. СССР экспортировал в Финляндию природные ресурсы, а взамен получал продукцию высокой технологии. Добрососедский и партнерский характер взаимоотношений был подтвержден и двухсторонним договором 1992 года, в котором Финляндия и преемница СССР Россия условились и дальше усиливать экономическую кооперацию.


Ухудшение отношений между жившими «душа в душу» соседями произошло в 2014 году на фоне возвращения Крыма в состав России, войне на Востоке Украины и последовавшими за этим западными экономическими санкциями.


2 марта 2014 года президент Финляндии Саули Нийнистё обвинил Россию в разжигании конфликта на Украине и нарушении международного права. Вскоре Финляндия, несмотря на тесные экономические связи с Россией, присоединилась к антироссийским санкциям, после чего Москва не замедлила ввести ответные ограничительные меры против Хельсинки. В результате к январю 2015 года финский экспорт в Россию упал практически наполовину, а российский импорт в Финляндию – более чем на треть. Отношения между двумя странами еще больше обострились после отказа финнов в июле 2015 года предоставить въездные визы председателю Государственной Думы РФ Сергею Нарышкину и некоторым другим членам российской делегации, намеревавшейся присутствовать на сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Хельсинки.


Однако основным камнем преткновения на фоне стремительно пикирующих вниз двухсторонних отношений стал вопрос вступления Финляндии в НАТО.


Не без участия западной пропаганды, активно подогревающей антироссийскую истерию в Европе, в «стране тысячи озер» вновь стал популярным вопрос о членстве в Североатлантическом альянсе. При этом местные социологические службы фиксировали увеличение количества сторонников такого шага и, соответственно, уменьшение числа поддерживающих внеблоковый статус государства граждан. По мнению сторонников вступления в НАТО, только Североатлантический альянс может защитить Финляндию в случае «российской агрессии».

Уровень деградации двухсторонних отношений наглядно продемонстрировал визит президента Владимира Путина в Финляндию в июле этого года. На пресс-конференции по итогам встречи со своим финским коллегой, глава российского государства, комментируя вероятное вступление Финляндии в НАТО, заявил, что Альянс будет использовать финских солдат в войне с Россией в качестве пушечного мяса. «Вам это надо?» – спросил глава России. Нийнистё в ответ заявил, что стремление в НАТО – это показатель воли финского народа к самозащите.

При этом финны уже не первый год поглядывают в сторону НАТО. Так, еще до украинского кризиса, в 2012 году Финляндия участвовала в учениях Североатлантического альянса на случай «кибервойны». Мероприятия были направлены на отработку действий по предотвращению хакерских атак со стороны потенциального противника. Кто является таким противником тогда сказано не было, однако не так давно обвинившая Россию в хакерских атаках экс-кандидат в президенты США Хиллари Клинтон, не оставила сомнений относительно того, кого же именно Запад считает своим главным противником в гипотетическом киберстолкновении. Посему участие Финляндии в этих учениях было направлено, прежде всего, против Москвы. Более того, в том же году финские военно-воздушные силы принимали участие в учениях НАТО в небе над Прибалтикой. Таким образом, несмотря на свой официальный нейтральный статус, Финляндия, пусть и медленно, но постепенно дрейфовала в НАТО. Последние события лишь увеличили эту скорость.


Думается, что при сохранении текущих тенденций, вопрос вступления Финляндии в Североатлантический альянс – дело ближайших лет.


Как это может отразиться на отношениях с Россией? Предсказать это сейчас вряд ли возможно, однако, без сомнения, за этим шагом последует дальнейшая деградация двухсторонних отношений. Способствовать этому будет, прежде всего, неизбежное в таком случае усиление зависимости Хельсинки от проводящих антироссийскую политику Вашингтона и Брюсселя. Возможности же для внешнеполитического маневра, в том числе по вопросу двухсторонних санкций, заметно сузятся. Москва, само собой, будет вынуждена реагировать на развертывание военной инфраструктуры НАТО на всем протяжении 1200-километровой границы с Финляндией, предпринимая дополнительные меры по её усилению, что включает в себя возведение новых военных городков, воинских частей и аэродромов, дорог и складов. В целом же, главный тон в двухсторонних отношениях после всего этого будет задавать не экономическая целесообразность, а масштаб развертываемой на Западе антироссийский военной истерии.

При этом необходимо отметить, что со вступлением Финляндии в Альянс значительно ухудшится положение города федерального значения Санкт-Петербурга, находящегося на расстоянии 130 километров от российско-финской границы. В случае начала военных действий НАТО будет способно нанести по городу удар с двух направлений: первое – по линии Эстония-Псковская область-Петербург, второе – Финляндия-Карельский перешеек Петербург. Во многом данная конфигурация повторяет ситуацию 75-летней давности, когда наступавшие на Ленинград через Эстонию гитлеровские войска были поддержаны финнами, атаковавшими подступы к городу со стороны Карельского перешейка. В случае начала «горячей» фазы конфликта между Россией и Западом, уже опробованный ранее сценарий двойного охвата может быть взят на вооружение Вашингтоном и Брюсселем. Неслучайно одной из причин Советско-финской войны стало нежелание Хельсинки передвинуть границу от Ленинграда в обмен на большие территории в Карелии, о чем финнов настойчиво пыталось уговорить тогдашнее советское руководство. Иосиф Сталин прекрасно понимал, к каким последствиям для Ленинграда может привести антисоветски настроенная Финляндия, ставшая плацдармом для враждебных СССР держав.


Помимо этого, вхождение «страны тысячи озер» в НАТО может привести к обострению сепаратизма в соседней Карелии. Не секрет, что западные политологи считают «национальный вопрос» одной из главных болевых точек современной России, нажим на которую может привести к дезинтеграции государства.


И одним из потенциальных очагов сепаратизма может стать граничащая с Финляндией Карелия, не только территориально, но и в этнокультурном плане близкая к своему западному соседу.

Запад, стремящийся достичь цели ослабления России, вполне способен через Финляндию оказывать негативное влияние на ситуацию в Карелии, проблема сепаратизма в которой хоть и не стоит в активной повестке дня, но всё-таки имеет место быть. Так, в 2012 году отмечались случаи распространения по городам и поселка Карелии листовок с призывом к референдуму об отделении от России. В следующем году республику облетело имя местного предпринимателя Вячеслава Дрезнера, потребовавшего у местных и федеральных властей передачи части карельской территории Финляндии. Неоднократно блокировались и интернет-ресурсы местных сепаратистских маргинальных группировок. В целом же, «карельский вопрос» может послужить хорошим средством давления Запада на несговорчивую Россию. Финляндия вряд ли будет против такой политики Вашингтона и Брюсселя, поскольку озвученные еще в начале прошлого века Маршалом Карлом Маннергеймом идеи «Великой Финляндии», подразумевающие присоединение Карелии, до сих пор популярны среди некоторой части финского политического истеблишмента.

Более того, вступление Финляндии в Североатлантический альянс окончательно сформирует так называемый «санитарный кордон» из враждебных по отношению к России стран на её западных рубежах. Начатый создаваться в непосредственной близости от границ России после распада СССР, «санитарный кордон» необходим Западу для сдерживания России на её европейских рубежах, а также предотвращения потенциального сближения с Германией и Францией. Следуя изложенным более ста лет назад американским адмиралом Альфредом Мэхэном принципам «теории анаконды», предполагающей постепенное окружение и истощение государства-противника, Запад стремится превратить Россию в осажденную крепость с цепью враждебных государств по периметру её границ. Финляндия же, имеющая важное стратегическое положение в контексте контроля над Балтийским регионом, является тем недостающим элементом, который завершит создание враждебного фронта против России на её западных рубежах.

против России

 


В то же время вполне может быть, что Финляндия лишь пытается разыграть «натовскую карту» для получения определенных преференций в торгово-экономических отношениях Россией. Прежде всего, это касается облегчения доступа финским компаниям на внутрироссийский рынок и выведения некоторой финской продукции из-под российских контрсанкционных ограничений. Кроме того, финны могут поставить вопрос облегчения вывоза леса-кругляка и ряда цветных металлов, а также попросить Москву снизить цены на нефть и газ. Фактически Хельсинки в данном случае «продаст» России свой нейтральный статус, а Москва, если пойдет на попятную, вынуждена будет «покупать» финский нейтралитет по определенным расценкам.

В случае же, если финны не блефуют и действительно рассматривают вопрос вступления в НАТО, то Россия здесь вряд ли может повлиять на ситуацию. В наших силах лишь предупредить своего северного соседа о последствиях такого шага. Решать же в Хельсинки должны сами. Впрочем, если Запад твердо решил присоединить Финляндию к НАТО, то для «страны тысячи озер» всё уже давно решено. России же просто нужно привыкать жить в новых геополитических условиях, где она, в отличие от прошлого десятилетия, уже не мнимый партнер, но вполне реальный враг, борьбу с которым Запад ведет по всем фронтам. И Финляндия в этой борьбе не более чем расходный материал.

Источнк


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Сегодня внимание к странам северной Европы со стороны игроков нефтегазового рынка особенно высоко. В условиях, когда мечты о газопроводе Южный и

В 1950-х СССР предпринимал попытки вступить в НАТО при условии нейтрального статуса альянса. Двигателем идеи был Вячеслав Молотов, прозванный на

США намерены привлечь Австралию, Новую Зеландию, Финляндию и Швецию к более тесному сотрудничеству с НАТО. Эта инициатива Вашингтона, в поддержку

Молдавия не намерена вступать в НАТО, заявил министр иностранных дел и европейской интеграции республики Андрей Стратан. Он отметил, что гарантией


4 апреля 2014 г. исполняется 65 лет со дня подписания Североатлантического договора, на основе которого был образован











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать