Альянсы энергетической безопасности

Сегодня внимание к странам северной Европы со стороны игроков нефтегазового рынка особенно высоко. В условиях, когда мечты о газопроводе Южный и Турецкий поток канули в Лету, а к ветхой

НАТО
|

 украинской ГТС Газпром не пускают, за газопровод Северный Поток-2 будут бороться, прибегая ко всем возможным приемам, включая запрещенные и ретроспективные.

В недавнем докладе генсек НАТО Й. Столтенберг поведал о том, что в свое время СССР готовил ядерный удар по Швеции, а в 2013 г уже российская армия провела учения, имитировавшие нанесение ядерного удара по Швеции и на протяжении последних 3х лет продолжает отрабатывать этот навык.

До 90х гг Швеция и Финляндия, являлись составной частью международного политического субрегиона Северный баланс.

Как сегодня находят баланс энергетической и военной безопасности?

Анализ внешнеполитического курса Швеции в контексте ее военной политики с начала 1990 гг до настоящего времени показал, что вплоть до 1990 гг Швеция, как и  Финляндия, являлись составной частью международного политического субрегиона, получившего название Северный баланс.

Характерно, что все элементы этой системе выполняли собственные функции и имели свою специфику. Так,   членство в НАТО других скандинавских стран, таких, как  Дания, Норвегия и Исландия  было ограничено обязательством со стороны  датского и норвежского правительств о неразмещении на их территории:

  • Иностранных войск и ядерного вооружения в мирное время;
  • Что является крайне важным, изменения собственных вооружённых сил.
     

В систему «Северного баланса» входил и нейтралитет Финляндии в сочетании с ее активным внешнеполитическим курсом, базировавшимся вплоть до 1990 гг на партнерских отношениях с СССР на основе советско-финляндского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 1948 г

Однако после окончания холодной войны с учетом формирования нового миропорядка многие процессы, происшедшие как во всем мире, так и в самой Европе, отразились и на системе Северного баланса. При этом, нельзя не отметить, что политика безопасности как самой  Швеции, так и соседней Финляндии претерпела наиболее значительные изменения.  

В этом контексте особо следует отметить тот факт, что статус нейтралитета Швеции имеет свою специфику. Так, Положение о нейтралитете Швеции не зафиксировано ни в конституционных актах страны, ни в международных договорах.  

В этой связи следует отметить, что с начала XIX века существовал так называемый «фактический нейтралитет», сложившийся после наполеоновских войн, основанный,  прежде всего, на доверии стран-соседей.  Пересмотр же основных принципов политики безопасности начался с приходом к власти в Швеции в августе 1991 г правоцентристской коалиции во главе с К. Бильдтом. Тогда и встал вопрос о целесообразности дальнейшей политики нейтралитета. Этому способствовало, прежде всего, то обстоятельство, что основные парламентские партии в этой стране пришли к компромиссу, заключавшемуся в неприсоединении страны к каким-либо военным альянсам и блокам для того, чтобы сохранить возможность нейтралитета во время войны, что могло обеспечить Стокгольму  большую свободу для действий как на международной арене, так и на внутриполитическом поле.

Эксперты прогнозировали, что изменения в политике безопасности Швеции после ее вступления в ЕС в 1995 г повлечет за собой неминуемое членство этой страны в НАТО, однако этого до сих пор не произошло.  

После окончания Второй мировой войны в Швеция характеризовалась   периодом  так называемого неполного участия или частичной вовлеченности. Именно такое положение дел способствовало  получение ею   определенных выгод от собственного нейтрального статуса при параллельном неофициальном сотрудничестве с США и НАТО, базировавшемся на широкомасштабном экспорте вооружений. Тот факт, что нейтралитет Швеции не был закреплен ни в одном из существующих законодательных актов страны, предоставлял ей возможность  свободно трактовать данное положение и одновременно с этим  извлекать некоторые дивиденды. При этом Финляндия рассматривалась Швецией в качестве  своеобразного буфера, позволяющего обезопасить  Стокгольм от возможных провокаций  со стороны  СССР, что способствовало заключению нового договора между Финляндией и ее  восточным соседом, в котором были пересмотрены  основные принципы политики безопасности. Таким образом, Швеция могла не торопиться со сменой своего военно-политического курса.

Начиная с 1992 г, правительство этой страны  постоянно подчеркивало, что принцип военного неприсоединения и сохранение нейтралитета в случае войны в регионе, должен оставаться неизменным. В то же время, по мнению многих  аналитиков, дискуссии о политике безопасности Швеции накануне проведения референдума о вступлении в ЕС сознательно приглушались  правящей элитой для того, чтобы не допустить волнений электората и негативных результатов голосования. Более того, правящая на тот момент партия социал-демократов взяла на себя  обязательство  не рассматривать членство Швеции в ЕС как подготовку для  вступления в НАТО. Однако, с начала 1990 гг в политике безопасности шведских социал-демократов наметился явный отход от  активных оборонительных позиций   в сторону наднациональных структур, направленных на создание  совместной безопасности. Об этом, прежде всего, свидетельствует то обстоятельство, что под давлением критики правых партий социал-демократами были внесены изменения в традиционную формулировку шведской политики в сфере безопасности: если ранее речь шла о нейтралитете и неприсоединении к военным блокам и альянсам, то в феврале 2002 г социал-демократическое правительство совместно с оппозицией выработало новое положение. В нем, в частности, не было  прямого упоминания о необходимости сохранять нейтралитет, а также   был сделан акцент на более широкой трактовке военного неприсоединения этой страны с целью достижения «возможности для коллективных действий» с другими странами в борьбе с новыми угрозами и вызовами безопасности. Несмотря на то, что в новом положении НАТО не упоминалось прямо, многие эксперты сразу увидели в этом шаге подготовку Швеции к более тесному партнерству с Североатлантическим альянсом. Тем не менее, в настоящее время о  вступлении  этой страны в НАТО говорить не приходиться. Это может определяться, прежде всего тем обстоятельством, что Швеция, в своей политике безопасности уже была вынуждена считаться с положениями, содержащимися  в  ОВПБ/ОЕПБО (Общеевропейская политика в области безопасности и обороны) и  закрепленными в договорной базе Евросоюза. 

Так, конституционный договор 2004 г включает ряд важных положений, относящихся к сфере ОЕПБО. В частности, текст Договора содержит два формата кооперации стран-участниц ОЕПБО - к традиционной трактовке усиленной кооперации добавилось так называемое структурированное сотрудничество. Согласно этому, сраны-члены берут на себя обязательства по мобилизации ресурсов с целью  противодействия террористическим угрозам, а также для оказания помощи члену ЕС, который подвергся атаке. Однако при более тщательном изучении этого положения  обнаруживается, что  коллективная оборона рассматривается странами ЕС как прерогатива НАТО.

В свою очередь, еще при разработке Конституционного договора с ЕС Швеция добилась учета своей позиции по военному неприсоединению.  

Более того, вышеназванный Лиссабонский договор следует рассматривать с позиций его интерпретации в самой Швеции.   В этой связи также следует отметить, что негативные последствия мирового финансового кризиса 2008 г резко повлияли как  на  процесс политической консолидации ЕС,  так и  на  политику  ОВПБ/ОЕПБО в целом.

Таким образом, два ключевых военно-политических принципов  Швеции -  отказ от нейтралитета и «Декларация о солидарности» - стали наиболее значимыми вехами в современной политике безопасности этой сраны.  Причем в «Декларации о солидарности» не содержится разграничения между Северными странами, входящими в ЕС (Финляндия и Швеция), членами НАТО (Норвегия и Исландия) и Данией, являющейся членом обеих организаций. Согласно этой  же Декларации, Швеция также не может препятствовать использованию своей территории силами ЕС или НАТО. Более того, она должна быть готова предоставить собственные военно-морские и воздушные базы Альянсу.  

Таким образом, в настоящее время  Швеция активно развивает свое сотрудничество с НАТО, связанное, прежде всего, с вопросами коллективной безопасности в регионе,  что способствует ее  сближению  с  США.  Между тем представляется, что шведское общество все еще не поддерживает идею вступления своей страны в НАТО. Это объясняется,  как  нежеланием Стокгольма обострять отношения с Москвой, так и его неприятием  постоянно растущего оборонного бюджета страны.  

В этом же контексте необходимо также отметить, что в рамках ЕС Швеция уже участвует в так называемой группе сил быстрого реагирования в рамках уже активно функционирующего  Северного контингента,  и обоснованно считает,   что  содержать  еще один контингент  в НАТО для нее будет крайне проблематично. Тем не менее, число сторонников  вступления Швеции  в НАТО продолжает  расти. Немаловажным фактором в этой ситуации  стал конфликт в Украине, интерпретируемый западным сообществом как «российская агрессия». Так, 18 сентября 2013 г согласно опроса, проведенного  исследовательской организацией TNS Sifo-ведущий Шведский центр по изучению общественного мнения в этой стране,  число сторонников, поддерживающих вступление Швеции в НАТО за четыре месяца выросло на 10%, в результате чего общественное мнение в этой стране разделилось ровно пополам.  

Если сравнить  данные опроса, проведенные этой же организацией в 2012 г, то тогда идею присоединения к альянсу поддерживали только 17%, а к концу 2013 г уже 29%. Показательно, что к 2015 г эти показатели снова снизились - в настоящий момент в Швеции около 70% населения выступают против ее членства в военном блоке. Тем не менее, на саммите НАТО, состоявшемся в Уэльсе в сентябре 2014 г, как Швеция, так и Финляндия подписали соглашение, согласно которому силам  быстрого реагирования НАТО будет обеспечен доступ на шведскую и финскую территорию. В то же время именно идея создания военно-стратегического  союза Швеции с Финляндией как альтернатива НАТО может принести социал-демократам определенные дивиденды, поскольку шведское общество выступает против вступления страны в Североатлантический Альянс, о чем явно свидетельствуют результаты  проведенных в этой стране опросов общественного мнения.  Если социал-демократам удастся раскачать  в своей политической риторике те вопросы,  которыми они могут реально маневрировать, то они, с большой вероятностью, смогут сохранять если не свой политический статус, то хотя бы имидж партии, необходимый им  для проведения успешных выборов в  будущем. Однако определенный скепсис вызывает то обстоятельство, что действующее правительство Швеции  в последнее время  упорно пытается «втащить Швецию в НАТО» под предлогом укрепления обороноспособности страны. В частности, это демонстрирует тот факт, что в апреле 2015 г Швеция провела международные военные воздушные учения Arctic Challenge Exercise  на территории своих провинций Норрботтен и Вэстерботтен, в которых приняли участия и другие страны региона - Норвегия и Финляндия. Такие учения проходят не впервые, однако на сей раз они носили более масштабный характер. Таким образом, похоже, что в настоящее время Швеция пытается наладить более тесное взаимодействие с США в военной сфере,  особенно в вопросах, связанных с  перевооружением  шведской армии, что также свидетельствует о тенденции этой страны к милитаризации. При этом, министр обороны Швеции Петер Хультквист открыто призывает к налаживанию трансатлантических связей с США в виду агрессивной политики России в последнее время. 

Характерно, что общую позицию действующего правительства относительно вступления этой страны в НАТО озвучил в своем выступлении на политических дебатах, состоявшихся  в июне 2015 г в парке города Висбю, главного города острова Готланд, министр обороны Швеции П. Хультквист.

В своей речи он заявил, что проводимые Россией военные учения вблизи от финляндской границы в марте 2015 г - это проявление российской агрессии по отношении к  скандинавским странам. Именно поэтому, на его взгляд,  в настоящее время вступление  Швеции в Североатлантический Альянс было бы  крайне целесообразным.  Показательно, что риторика министра произвела большое впечатление на избирателей еще и потому, что  его лексика изобиловала  англоязычными выражениями, сделавшими  ее  сильно похожей на выступления его коллег из США. При этом министр не преминул упомянуть и события в Украине как основной аргумент для вступления Швеции в НАТО. Тем не менее, как показали результаты  опросов общественного мнения в Швеции, конфликт в Украине еще более усилил скептическое отношение населения этой страны к ее вступлению в НАТО, поскольку эта идея  рассматривается большинством шведов, как  потеря суверенитета в вопросах внешней и внутренней политики.  

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что последовательное укрепление военно-политического  взаимодействие Хельсинки и Стокгольма в будущем может привести к созданию военного союза в регионе. Данная тенденция подтверждается и тем, что в начале 2015 г обе страны заявили о расширении военного сотрудничества.  

В этой связи крайне показательным является то, что еще  в 2010 г так называемый политический «Альянс за Швецию» не упоминал о потенциальном сближении страны с блоком НАТО. Это было обусловлено тем, что такое сближение потребовало бы от правительства этой страны утверждения новых расходов на содержание  контингента  Швеции в составе Североатлантического Альянса, против чего высказались 6 партий из 8, входящих в шведский парламент. Лидеры коалиции учли мнение и шведов, которые согласно опросу, проведенного  в 2008 г, высказались против сближения страны с НАТО. Тем не менее, в 2014 г Швеция и Финляндия все же подписали соглашение о создании двустороннего военного союза, направленного на укрепление  обороны обеих стран. Таким образом,  правительству Швеции удалось к 2014 г не только сохранить свою суверенность, но и фактически взять курс на военную интеграцию в скандинавском регионе. 

При этом как Швеция, так и Финляндия  создали объединенное военно-морское подразделение, которое уже к 2023 г должно, иметь все оперативные возможности быстрого реагирования на военные угрозы. Кроме того, к 2020 г руководством Швеции и Финляндии также планируется разработка концепции совместных финско-шведских армейских подразделений. Активность Швеции, направленная  на  укрепление сотрудничества с Финляндией в военной сфере, включает и намерение создать «пояс безопасности» на случай агрессии извне. Причем под агрессором понимается не только угроза международного терроризма, но с недавних пор и сама Российская Федерация. Вместе с тем следует отметить, что  панические настроения по поводу вероятного нападения России в Швеции не столь сильны, как в Финляндии, которая еще в 2013 г заявила о реальной возможности вступления в НАТО. Еще одним обстоятельством, объясняющим позицию Швеции в вопросе о неприсоединения к НАТО, является ее устойчивое стремление сохранить независимую внешнюю политику и ослабить  зависимость от действий США. Как известно, оборонный бюджет НАТО на 80% финансируется США, что позволяет американскому руководству продвигать собственные интересы в НАТО. Европейские же страны не в состоянии обеспечить собственную оборону, прежде всего,   в силу отсутствия средств на дополнительные оборонные расходы. Настойчивые требования США в 2014-2015 гг об увеличении доли участия европейских стран в финансировании НАТО не увенчались особым успехом из-за последствий мирового финансового кризиса.  

Таким образом, внешнеполитический вектор развития Швеции был определен еще в начале  1990х гг и пока нет сомнений в том, что укрепление партнерских отношений с США и НАТО могут радикальным образом снизить самостоятельность шведской внешней политики. Не вступая в НАТО, Швеция сохраняет не только принцип неприсоединения к военно-политическим блокам, но и проявляет собственную самостоятельность в вопросах военно-политического характера. Планомерное укрепление военно-стратегического сотрудничества с Финляндией позволяет сделать вывод о том, что обе эти страны находятся на пути реализации проекта «Северный союз» как альтернативы НАТО и выступают против гегемонии США на внешнеполитической арене. 

Литература 

1. Артюхов В.Н. Военные блоки Северной Европы: перспективы и проблемы взаимодействия. М.: ИНИОН РАН. 2014., 358 с.
2. Дерябин Ю. Финляндия и НАТО / Юрий Дерябин // Международная жизнь. 2007. № 7-8. С. 110. 12 Pokój w Europie - nieprawdopodobna wizja? Rozmowa z profesorem Wilhelmem Agrellem ze szwedskiego uniwersytetu w Lund // Rzeczpospolita. 1995. 23 maja. № 118. 
3. Жарский А., Коршунов Э. Северные соседи: прощай нейтралитет / Анатолий Жарский, Эдуард Коршунов // Военно-промышленный курьер : интернет-сайт. 2010. 3 марта. № 8 (324). URL: http://vpk-news.ru/articles/5540.  
4. Ильчинский г НАТО и США - кто правит бал? // Европейская безопасность. - №7, 2013. - ИНИОН РАН.- С. 5-12.  
5. Колосов Ю. М. Место постоянного нейтралитета в международных отношениях и в современной Европе (к 50-летию постоянного нейтралитета Австрии) / Ю. М. Колосов // Московский журнал международного права. 2005. № 4. С. 56. 
6. Мишель Л. Новый этап расширения НАТО может пойти в северном направлении / Лео Мишель ; Defence News, США // inoСМИ.ru : интернет-сайт. 2010. 10 ноября. URL: http://www.inosmi.ru/europe/20101110/164150134.html. 
7. Натовская воронка затягивает Европу. URL : http://voicesevas.ru/euro/12299-natovskaya-voronka-zatyagivaet-evropu.html ; «Доктрина» Стефана Левена URL: http://inosmi.ru/world/20150527/228247073.html ; Старые маневры - новые масштабы и угрозы  URL: http://inosmi.ru/world/20150527/228247073.html 
8. Попов А. Без гарантий и без опасности / Алексей Попов // Еженедельник 2000 : интернет-сайт. журн. 2006. 29 декабря - 4 января. № 52 (348). URL: http:// 2000.net.ua/2000/derzhava/12816. 
9. Сотрудничество с США на пользу шведской обороне. URL:  http://inosmi.ru/world/20150525/228215084.html 
10. Huhta K. News Analysis: Finland assessing security guarantees again / Kari Huhta // Helsingin Sanomat. International Edition : website. 2012. May 7. URL: http:// www.hs.fi/english/article/NEWS+ANALYSIS+Finland+assessing+security+guarantees+a gain/1329104020822 
11. Martenczuk B. The Legal Bases of ESDP / Bernd Martenczuk // The Future of ESDP. A Conference Report: "The (not so) Common European and Defence Policy" / Max-Planck Inst. for Comparative Public Law and International Law. Heidelberg, 2003. 19-20 September. URL: http://www.mpil.de/shared/data/pdf/ber200309191.pdf. 
12. Michel L. G. Finland, Sweden, and NATO: From "Virtual" to Formal Allies? : Strategic Forum. National Defence University / Leo G. Michel. 2014. February. № 265. P. 4. 31 
13. Pentilӓ R. E. J. Finland's Security in a Changing Europe. A Historical Perspective / Risto E. J. Pentilӓ : Finnish Defence Studies : Vol. 7 / National Defence College. Helsinki, 1994. P. 59-60. 9 Жарский А., Коршунов Э. Указ. соч. 10 Nokkala Arto. Finland's Security Policy '95: Consolidation and main Discussions / Nokkala Arto // Yearbook of Finnish Foreign Policy / Finnish Inst. of International Affairs. Helsinki, 1995. P. 9. ОБОРОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ 
14. Rhinard M. Views from the capitals - Stockholm: The Lisbon Treaty's Solidarity Clause / Mark Rhinard // Europe's World : website. 2011. February3.URL:http://www.europesworld.org/NewEnglish/Home_old/PartnerPosts/tabid/671/PostID/2242/ language/en-US/Default.aspx. 
15. Topala O. How Common is CSDP? Solidarity and Mutual Defence in the Lisbon Treaty : European Security Review Briefing / Oana Topala // International Security Information Service, Europe : website. 2011. April. № 4. URL: http://www.isis-europe. eu/sites/default/files/programmes-downloads/2011_artrel_631_esr53-briefing4-solidarity-mutuality.pdf 
16. Treaty Establishing a Constitution of Europe : CIG 87/04. Title IV. Chapter II. Article I-41 (7) // Council of European Union : website. Brussels, 2004. August 6. URL: http://ue.eu.int/igcpdf/en/04/cgoo/cg00087.en04.pdf. 19 Draft Treaty Establishing a Constitution for Europe : CIG 86/04. Title V. Chapter II. Article 40 (7) // European Union : website. URL: http://europa.eu.int/ futurum/constitution/ 

English announcement

Today the attention to the countries of Northern Europe by the oil and gas market players particularly highly. In conditions when the dream of gas pipeline South stream and the Turkish gone, and the old Ukrainian GTS "Gazprom" is not allowed, for the Nord Stream-2 will struggle, resorting to all possible methods, including prohibited and retrospective. A recent report by the NATO Secretary General Th. Stoltenberg told about that at the time the USSR was preparing a nuclear attack on Sweden, and in 2013 the Russian army conducted exercises imitating the drawing of a nuclear attack on Sweden and for the last 3 years continues to develop this skill. Until 90-ies Sweden and Finland, was an integral part of international political subregion "Northern balance". As these countries today to find a balance between energy and military security?

Источник: www.neftegaz.ru

 


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Как говорится в сообщении российской энергетической компании, была подана апелляция на решение суда Стокгольма по спору с "Нафтогазом", который

Великобритания оставляет за собой право на нанесение превентивного удара с использованием ядерного оружия. С таким заявлением выступил министр

Великобритания оставляет за собой право на нанесение превентивного удара с использованием ядерного оружия. С таким заявлением выступил министр

Шведское общественное телевидение SVT обнародовало информацию о том, что национальная служба радиоэлектронной разведки (FRA) была ведущим партнером

Шведские спецслужбы перехватывают большую часть интернет-трафика из России и продают эти данные американским коллегам. Об этом рассказал в интервью











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать